Портал Теософического Сообщества

#246683 10.07.12 16:31
статья из журнала "Теософист"

Автор: Хью Шерман



Хью Шерман
Е.П. БЛАВАТСКАЯ И ПИСЬМА МАХАТМ

В 1885 г. Общество Психических Исследований выпустило отчёт комитета, назначенного расследовать "феномены, связанные с Теософическим Обществом". Отчёт касался в основном написания и доставки того, что было названо "письмами махатм" и связи Е.П. Блаватской с этим. В действительности комитет не исследовал предмета непосредственно, а полагался на отчёты Ричарда Ходжсона. Отчёт комитета заканчивался словами: "Мы считаем её (Блаватскую) не рупором невидимых мудрецов и не просто вульгарной авантюристкой; мы думаем, что она удостоилась титула самой совершенной, изобретательной и интересной мошенницы в истории, каковой её будут помнить всегда". (Труды ОПИ, III, 207 — Pro. S.P.R. iii, 207).
Друзья убедили Блаватскую не пытаться лично отвечать на эти нападки. Весь предмет писем махатм был слишком сложным и, для современного мира, слишком невероятным, чтобы выносить его на открытую дискуссию, а сама она по темпераменту своему не годилась выступать свидетелем по своему собственному делу или спокойно и умело участвовать в битве точек зрения. Миру было действительно невозможно доказать существование Учителей, но одно направление действий оставалось открытым — показать, что отчёт был очевидно недостоверным. Это достаточно квалифицированно делалось многими вплоть до нашего времени, и от построений Ричарда Ходжсона, единственного и достаточно неопытного исследователя ОПИ, не осталось и камня на камне.
Среди этих обломков до сих пор стоят сами письма махатм. Свидетельства касательно их феноменального способа доставки могут изучаться всеми интересующимися, и имеются многочисленные их репродукции, не говоря уже о сохранившихся оригиналах, чтобы всякий мог составить мнение о тм, могут ли они быть подделками. Аргументы вместе с образцами почерков можно изучить по книге Джинараджадасы "Подделала ли Блаватская письма махатм?" (C. Jinarajadasa, "Did Madame Blavatsky Forge the Mahatma Letters?").
Автор этой статьи много лет назад предоставил (не давая никакой дополнительной информации) образцы почерков К.Х., М. и Блаватской для исследования медику, специализировавшемуся на почерках. Тот сразу же отмёл предположение, что Блаватская могла подделать или изобрести почерки К.Х. и М., как невозможное. Затем он сказал, что эти два почерка очень примечательны. Хотя они очень разнятся в характере, оба они были почерками людей очень цельных и свободных от психологических конфликтов. Он сказал: "можно было бы назвать их мастерскими почерками". Таковы были его буквальные слова.
Так что исторически и для большинства членов Теософического Общества честность Блаватской и подлинность писем махатм прошли через огонь испытаний, из которых они вышли оправданными и только выросли в глазах тысяч людей. Начиная с 1920-х годов было выпущено несколько сборников этих писем. "Письма махатм А.П. Синнетту" были выпущены А. Тревором Баркером, а несколько других сборников — Ч. Джинараджадасой. Эти письма часто цитировались и многие люди принимали их как представляющие действительные слова Учителей Мудрости, написавших эти письма.
И тут мы подходим к кое-каким проблемам, которые с точки зрения автора должны быть исследованы ещё раз. Отбросив любые версии подделки или какого-либо злого умысла, мы всё же задаёмся вопросом: все ли письма были на самом деле написаны Учителями и действительно ли представляют их слова?
Ведь сейчас мы смотрим на эти письма через атмосферу, в которой ещё держится та пыль и тот блеск, которые были порождены отчётом ОПИ и многочисленными его опровержениями. Мы смотрим на них с некритичным пиететом позднейшего поколения, забыв, каковы они были на взгляд тех, кто фактически были получателями писем или участниками истории Теософического Общества в ранний её период.
Было сказано, что верное применение критицизма — это проверять рассудком послания интуиции. У многих членов Теософического Общества было ощущение серьёзного сомнения относительно некоторых из этих писем. Они чувствовали, что письма не полностью передают прямые слова Учителей, которым они приписывались, и что за многими выражениями присутствия Учителей не ощущается. Некоторые, пожалуй, даже испытывали чувство вины, поймав себя на таких мыслях, чувствуя, что это в какой-то мере предполагает недоверие Е.П. Блаватской, которой они столь многим обязаны. Небольшое исследование, однако, покажет, что им вовсе нет нужды чувствовать себя виноватыми в этом отношении, ведь Блаватская сама придерживалась того же самого взгляда на письма и выражала его куда решительнее и полнее, чем отваживался кто-либо из пришедших после неё.
"Едва ли одно их сотни оккультных писем, — писала она, — было написано рукой Учителя, от имени которого они были посланы; да у Учителей нет ни времени, ни досуга их писать. Когда Учитель говорит "я написал это письмо", это значит лишь, что каждое слово в нём было им продиктовано и запечатлено под его непосредственным контролем. Обычно они используют своих чел, будь то находящихся рядом или далеко, чтобы писать (или осаждать) эти письма, впечатляя их умы идеями, которые они желают передать, и, если необходимо, помогая им в процессе осаждения, путём которого печатается изображение. И то, насколько точно будут переданы идеи и стиль письма, полностью зависит от уровня развития челы." ("Lucifer", III, с.93).
Синнетт был знаком с точкой зрения, что многие из писем были полностью написаны челами и не являлись непосредственными посланиями Учителей, даже если были написаны их почерками и были подписаны их инициалами, и сам эту точку зрения принимал. В 1888 г. полковник Олкотт показал ему подписанное письмо, написанное почерком К.Х., и после этого Синнетт написал Ч. Ледбитеру: "Оно представляется мне вполне относящимся к письмам, написанным синим и полученным во время кризиса 1884 г., касательно которого Блаватская сама потом призналась мне, что в то время Учителя стояли полностью в стороне и оставили всё разным челам, включая право писать синим. (C. Jinarajadasa, "The K.H. Letters to C.W. Leadbeater", с. 75).
Таким образом мы видим, что если принять написанное и сказанное Е.П. Блаватской по поводу нескольких случаев, а также и сказанное в самих письмах, то большинство "Писем махатм", вероятно, написаны в пределах ограничений, накладываемых темпераментом разных учеников, и в характерных для них идиоматических выражениях, а многие из них написаны челами даже без наблюдения того Учителя, чья подпись под ними стоит.
Вполне могут спросить — если так, почему же об этом аспекте писем более открыто не заявила и не дала объяснений сама Блаватская? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны обратить внимание на некоторые любопытные черты её характера. В своей небольшой, но ценной книге "Работа и ценность мадам Блаватской" Т. Редферн указывает, что одно из самых убедительных свидетельств того, что письма не были написаны самой Блаватской, состоит в том, что некоторые из них содержат острую критику её собственного характера и поступков (T.H. Redfern, "Work and Worth of Madame Blavatsky"). Одна из вещей, ввергших её в большие неприятности, и всё же происходившая из её глубокой преданности Учителям, заключалась в том, что она приписывала им широкий спектр менее значительных психических феноменов, фактически производившихся ею самой. Эта трогательно неблагоразумная попытка улучшить репутацию "Братьев" принесла результаты, достойные сожаления. Редферн сочувственно цитирует один длинный фрагмент из писем махатм, где говорится об этой странной стороне её природы.
"Являлось или, вернее, является ли это недостатком интеллектуального восприятия у неё?" — вопрошает автор этого письма. "— Определённо нет. Это психологическая болезнь, над которой у неё мало контроля, если он есть вообще. Её импульсивная натура ... всегда готова вынести её за границы правды в область преувеличений, при этом, тем не менее, без тени сомнения, говорящего, что она этим вводит в заблуждение своих друзей и злоупотребляет их огромным доверием к ней". ("Письма махатм", №92/54).
Всё это касалось её склонности часто приписывать "Братьям" "феномены самого ребяческого характера". Но в письме г-же Гебхард она сама признавалась, что делала то же самое и в отношении писем, очевидно, отчасти, чтобы избежать проблем и возможного непонимания, которые могли бы возникнуть, попытайся она объяснить методы, которыми были написаны эти письма. О себе она говорила, что "настаивала на том, что те или иные записки от Учителя написаны его почерком, всё время иезуитски, признаюсь, думая "в конце концов, это ведь написано по его указанию и его почерком, так почему я должна объяснять это тем, что не понимает и не может понять Истины, и пожалуй, лишь приводить дела в ещё худшее положение"."
Но это было не единственным её мотивом. Она также признавалась, что "использовала имя Учителя, когда думала, что мой авторитет ничего не стоит и искренне верила, что действую согласно намерениям Учителя". (Ч. Джинараджадаса, "Учение махатм", предисловие. — C. Jinarajadasa, "The Early Teaching of the Masters").
В этом письме она снова указывает, что большинство писем были написаны не самими Учителями, а другими людьми и говорит, что "была поражена и шокирована, и сгорала от стыда, когда ей показывали записки, написанные их почерком, и ... демонстрировавшие ошибки в науке, грамматике и мыслях, а также написанные языком, полностью извращавшим первоначальный смысл". Она говорила, что "очень редко махатма К.Х. диктовал буквально; осталось лишь несколько возвышенных высказываний в письмах от него Синнетту, записанных, когда он делал это" (там же).
Есть и ещё одна проблема, касающаяся писам махатм, которую осталось обсудить в связи с Е.П. Блаватской, хотя, вероятно, она никогда и не будет разрешена. Некоторые члены Т.О. говорили автору, что чувствовали уверенность в том, что некоторые материалы в этих письмах исходили от самой Е.П.Б. и представляли её собственные мысли и мнения. Как мы увидим, этого мнения придерживался А.П. Синнетт, и кое-какие подтверждения этого можно найти и в её собственных словах. Идея не в том, что она сама писала эти письма, а в том, что она в значительной степени являлась медиумом, делавшим возможным их доставку, и в них бессознательно проникло много её собственного материала. Мы знаем, что в языке этих писем многое происходит по крайней мере из того языкового запаса, которым пользовалась она сама. Одно из самых правдоподобных и красноречивых направлений критики, выдвинутой Ричардом Ходжсоном, была демонстрация того, что язык, использование слов, правописание и построение предложений писем К.Х. были во многих пунктах тождественны тем, что присутствовали в работах самой Блаватской (Proc. S.P.R, III, 306). Сама она в письме к г-же Гебхард признавалась: "Два или три раза письма осаждались в моём присутствии челами, не говорившими по-английски и бравшими идеи и выражения из моей головы" ("Учение махатм", предисловие).
Отсюда мы видим, что из её головы в письма мог перейти не только язык, но и идеи. Некоторые чувствовали, что это перетекание собственных идей Блаватской в письма могло быть даже более широкомасштабным, чем она сама осознавала. Автору был предложен один пример, который может исследовать всякий заинтересованный исследователь — это случай с учениями, касающимися посмертного состояния самоубийц и жертв несчастных случаев, присутствующими и в письмах махатм, и в сочинениях самой Блаватской, но не получившими никакого последующего подтверждения опытом каких-либо психистов как в Теософическом Обществе, так и вне его. Могло ли быть так, что эти учения исходили исключительно от самой Е.П. Блаватской?
Она дала живое описание того, как вещи, которые она в юности считала записанными под диктовку умершего человека, оказались происходившими полностью из бессознательных запасов её собственной памяти (А. Хьюм, "Намёки на эзотерическую теософию" — A.O. Hume, "Hints on Esoteric Theosophy", I, 120). Могло ли нечто похожее случиться, когда она была занята передачей писем? В связи с этим некоторый интерес представляет письмо 30/134 "Писем махатм к Синнетту". Она заявляла, что записала его под диктовку Учителя М., но позже в письме писала, что "перевела" сказанное им ("Перевожу последнюю фразу М..."). Тон и содержание этого письма таковы, что когда оно было позже опубликовано, полковник Олкотт отверг его подлинность и написал в "Теософисте" (апрель, 1895) , что оно "грубо нарушает основополагающий принцип нейтральности и эклектизма, на котором с самого начала строилось Т.О."
Синнетт по-видимому верил, что медиумизм Блаватской значительно снизил ценность писем и по этой причине считал, что они не должны быть опубликованы. В 1905 г. он писал: "Вся эти переписка страшно засорена тем, что я могу определить только как собственный медиумизм Блаватской... Выдержки, которые я опубликовал в "Оккультном мире", были отобраны с величайшей тщательностью, и они, я уверен, отражают мысль Учителя с достаточной точностью. Но нужно всегда помнить, что сообщения от Учителя, осаждённые через медиумизм челы, не могут всегда считаться его буквальными словами." (Ч. Джинараджадаса. "История писем махатм". — C. Jinarajadasa, "The Story of the Mahatma Letters", с.25).
Авторы писем и сами указали, что они не должны быть напечатаны. "Мои письма не должны публиковаться...", — писал К.Х. И снова: "Письма эти ... не написаны для публикации и комментариев публики, а лишь для личного использования, и ни М., ни я никогда не дадим согласия на такое обращение с ними" (письмо 128/63). Содержание писем было охарактеризовано им как "сырой и сложный материал" (там же).
Последовавшие за Е.П. Блаватской в XX веке мало говорили об этих письмах. А. Безант не могла сказать ничего, что могло бы восприниматься как враждебный критицизм в адрес её учителя, Е.П.Б. Но она определённо сожалела о публикации писем к Синнетту. Ч. Ледбитер также мало говорил об этих письмах, хотя и был получателем нескольких. В своей небольшой книжке "Послания невидимого" (Messages from the Unseen) он выразил мнение, что они были в значительной степени написаны челами (цитируя в подтверждение этого Блаватскую) и вовсе не должны считаться прямыми посланиями Учителей или точным изложением их учения. Джинараджадаса, много писавший об этих письмах, обычно упоминал их формально как пришедшие от Учителей, но в то же время, как явствует из ссылок в этой статье, опубликовал б`ольшую часть свидетельств в пользу неясного и составного авторства писем. А. Тревор Баркер, опубликовавший "Письма махатм к А.П. Синнетту", похоже, был единственным из людей, связанных с письмами, кто подавал письма как действительные слова Учителей, имеющие силу определяющего авторитета по всем предметам, с которыми они имеют дело. Точка же зрения самих Учителей на этот вопрос, пожалуй, за пределами наших способностей умозрения. Но мы можем полагать, что они чувствовали, что всякий, кто воображает, что оккультное может быть удовлетворительно изложено в словах, или что истинность или мудрость любого высказывания зависит от почерка, которым оно написано, имеет неадекватное представление о предмете и не должен приниматься слишком всерьёз. Кроме того, совершенно помимо сообщений от самих Учителей, ввести кого-либо из внешнего мира в соприкосновение даже с челой, или тем более с самой Е.П. Блаватской, — это уже оказать благодеяние и дать немалый стимул.
Письма содержат огромный спектр очень мудрых высказываний и прозрений, что делает весьма ценной деятельность таких писателей как Джинараджадаса и Клара Кодд по составлению антологий. Но безупречным авторитетом они не являются.

("The Theosophist", июнь, 1967)
Wit beyond measure is man's greatest treasure!
#262188 21.06.13 06:20 (правка 21.06.13 06:36)
Ziatz в № 246683 пишет:
Письма содержат огромный спектр очень мудрых высказываний и прозрений, что делает весьма ценной деятельность таких писателей как Джинараджадаса и Клара Кодд по составлению антологий. Но безупречным авторитетом они не являются.

Согласен, что как минимум первый не является для меня безупречным авторитетом.
Говоря более всерьез, по не переведенным пока на русский свидельствам, именно Джинараджадаса отредактировал "ножницами" некое письмо якобы "1900 года", выдав его за то самое, что начинается словами "Психик и пранаямист...".
Второго (Клару Кодд) пока не знаю. Возможно, этот автор сможет однажды явиться для меня авторитетом. Но, возможно, и нет. И это тоже будет зависпеть от того, как именно их собственные ученики "осадят" их авторитетные писания.
*** In Truth We Trust ***